21.02.2019      1026      0
 

Евразийская интеграция


Газопровод около армянского селения Агарак у границы с Ираном 19 марта 2007 года. 

Хотя переговоры между РФ и Арменией по вопросам цен на российский газ завершены на рубеже 2018/2019 гг., армянская сторона, как на днях заявил премьер Никол Пашинян, считает целесообразным продолжение этих переговоров на предмет снижения зафиксированных цен.

Делая акцент на политической составляющей двусторонних взаимоотношений, точнее на военно-политическом союзе обеих стран и их участии в ЕАЭС.
Такая «тональность» очень напоминает небезызвестную практику белорусской стороны, периодически – особенно в конце каждого года – апеллирующей к тому, что высокие российские расценки на газ едва ли отвечают союзу России и Белоруссии.

Ряд экспертов полагают в этой связи, что такие клише могут быть «рекомендованы» Минску и Еревану извне, то есть со стороны США и/или ЕС, поскольку взаимоотношения Белоруссии и Армении с Западом, как известно, всё активнее развиваются.

Напомним, что Москва и Ереван заключили соглашение, в текущем году предусматривающее цену на российский газ, который поступает на грузинско-армянскую границу, в 165 долл. за 1 тыс. кубометров против 150 долл. ранее. При этом внутренние цены на этот продукт, ввозимый и поставляемый «Газпромом-Армения» (газпромовской «дочкой»), останутся неизменными.

Объем поставок определен до 2,5 млрд. кубометров – это 99% объема газопотребления страны.
Н. Пашинян заявил о «договоренности с российскими коллегами о том, что цена на газ остаётся открытой темой. Полагаю, будет правильным решить этот вопрос не в двустороннем порядке, а в логике ЕАЭС.

Поскольку вопрос цены на газ в конце концов играет роль краеугольного камня для ЕАЭС».
Откровенно говоря, это что-то новое в евразийском строительстве. Оказывается, краеугольный камень ЕАЭС – не реализация четырех свобод: свободы движения товаров, капитала, услуг и рабочей силы, как об этом сказано в Договоре о ЕАЭС, а «вопрос цены на газ».

Такой подход Н. Пашиняна тем более вызывает недоумение и даже настороженность, что Армения получила права председательства в высших органах Союза в 2019 г., и этот подход сформулирован армянским премьером в обращении к другим государствам Союза в связи с вступлением Еревана в эти права.

Вопрос о цене на поставляемое из РФ в Армению голубое топливо – особенно с приходом к власти в стране нового руководства (в 2018-м) – всё чаще политизируется группами, ангажированными местными властями. Выражающими, в том числе посредством публичных протестов, недовольство «неоколониальной» ценовой политикой российского газового холдинга. Москву убеждают ввести газовые цены для Еревана самое большее в 155 долл./тыс. кубометров.

По мнению ряда местных аналитиков, Армения может в принципе настаивать на том, чтобы, во-первых, газовые соглашения с РФ были межправительственными (а не с «Газпромом-Армения»). Но это, естественно, приведёт к целому ряду политико-экономических проблем с Москвой и «Газпромом».

Во-вторых, вместе с Белоруссией настаивать в рамках ЕАЭС на низких ценах на российский газ. Но не факт, что Белоруссия склонна к перманентной напряженности в «газовых» взаимоотношениях с РФ, а в одиночку Армении не добиться таких цен. Поэтому максимум, чего может достичь правительство этой страны, так это отказываться или хотя бы воздерживаться от передачи новой собственности российскому бизнесу, в том числе газовому, если «Газпром» не пойдёт на снижение своих экспортных расценок для Еревана.

Между тем эти расценки совсем не являются завышенными. Замглавы МИД РФ Григорий Карасин не далее как 11 февраля пояснил, что в Армению «поставки российского природного газа осуществляются по льготным по сравнению с мировыми ценам, определяемым на договорной основе». Следует также учитывать, обратил внимание Г. Карасин, что «российским экспортером не применялся перерасчет цены газа в зависимости от калорийности (поставляемый нами природный газ отличается повышенной теплоемкостью).

Это де-факто представляет собой дополнительную коммерческую скидку, отражающую союзнический характер отношений между нашими странами».
Напомним, Россия – монопольный поставщик газа Армении; при этом иранский газ направляется туда с 2007 года исключительно для выработки электроэнергии, основная часть которой (70-80% от ее выработки) «возвращается» Ирану.

По оценке кандидата технических и экономических наук Валерия Рудинцева, «Тегеран, в принципе, может увеличить газопоставки в Армению (консультации Еревана с Тегераном по этому вопросу продолжаются. – Ред.). Но не факт, что они будут способными заменить пусть треть российских, и будут существенно дешевле российских.

Но более важно, на мой взгляд, то, что Тегеран политически не заинтересован – по крайней мере, в настоящее время и ближайшей перспективе – конкурировать с Москвой на газовом рынке СНГ, где давно правит бал российский газ. С учетом этих факторов существенное увеличение иранских газопоставок в Армению в 2019 году и ближайшие годы едва ли возможно».

Пожалуй, не лишне напомнить, что в недавней предвыборной программе возглавляемого Пашиняном блока «Ёлк» содержался пункт о возможном транзите иранского газа в Грузию и далее в Европу (т.е. в виде СПГ через Грузию). Такой проект периодически озвучивается и в Тегеране, и в Тбилиси, но пока это сугубо теоретические разработки.

Если же говорить в более широком контексте, нынешний глава армянского правительства неоднократно акцентировал постулат о том, что союзнические взаимоотношения между Арменией и Россией в военно-политической сфере должны сопровождаться «надлежащим характером экономических взаимосвязей».

В связи с чем энергетика объявлена одним из приоритетов председательства в ЕАЭС в текущем году.
Некоторыми экспертами высказываются и вовсе впечатляющие прогнозы: дескать, чтобы сократить зависимость Армении от российских газопоставок, Грузия – с подачи Запада – может приступить к перепродажам Армении азербайджанского газа.

Перекачиваемого в Грузию по договорам о его поставках и транзите в Турцию. А взамен часть газоимпорта из Азербайджана заменить российским сырьем.
Косвенным подтверждением такой версии является весьма характерное сообщение «Голоса Америки» от 18 февраля с.г., пока не опровергнутое теми, кого оно впрямую касается.

А именно: «Переговоры Тбилиси с «Газпромом», скорее всего, завершатся к концу февраля. Стороны должны оговорить условия нового контракта по транзиту газа в Армению через грузинскую территорию. Срок предыдущего соглашения (по газотранзиту в Армению. – Ред.) истек в декабре. Как заявил грузинский министр экономики Георгий Кобулия, Грузия, возможно, закупит российский газ с целью диверсификации поставок в эту страну.

По его словам, большая конкуренция на рынке будет способствовать сокращению тарифов на газ. «Недопустима монополия, и Азербайджан не должен быть единственным поставщиком газа в Грузию», – заявил министр 17 февраля в интервью СМИ».

Отмечено также, что до 2017 г. Грузия традиционно получала 10% от общего объема российского газа, ежегодно поставляемого в Армению, в качестве оплаты транзита. Но с 2017 г. РФ настояла на том, что будет предоставлять за транзит денежную оплату. Согласно двухлетнему контракту, подписанному сторонами в 2017-м, «в первый год сохранялась форма выплаты стоимости транзита в виде газосырья, но уже с 2018 г. плата за транзит была полностью осуществлена денежными средствами».

Но как-то будет в 2019-м и последующие годы?
Иными словами, газоснабжение Армении становится геополитической темой не только для Москвы и Еревана. Тем более в этих условиях даже видимость попыток газового «нахлебничества» должна быть исключена.

источник