08.09.2019      230      0
 

«Курица – не птица»: сколько раз Болгария предавала Россию?


Резкий демарш официальной Софии, представители которой, подпевая польским профессиональным русофобам и альтернативно одаренным прибалтийским политикам, принялись твердить о том, что вступление в 1944 году в Болгарию Красной армии было никаким не освобождением, а самой настоящей «оккупацией», вряд ли можно назвать чем-то из ряда вон выходящим. Увы, приходится признать – политика этой страны в отношении нашего государства всегда отличалась, скажем так, пониженной социальной ответственностью.

Да, практически, полным отсутствием таковой… Какой при этом флаг развевался над просторами нашей Родины, принципиального значения не имело. Болгария была нашим противником в двух Мировых войнах, ведшихся как против Российской империи, так и против СССР. И это – при том, что государственность свою она получила как раз из русских рук…

Существует несколько точек зрения на данный вопрос. Согласно одной, болгары предстают чуть ли не главными «иудами славянского мира», неизменно бьющими в спину собственным спасителям и освободителям. Есть, впрочем, и другое мнение: мол, ничего они нам не должны, да и что уж такого плохого, если разобраться, Болгария России сделала?! Ну, числилась регулярно в союзниках у Германии, когда та с нашей страной воевала… Так это политика, а не настоящая война! Чего прицепились к бедненьким «братушкам»? Они ж всегда хотели, как лучше. Ну, а уж получалось, как получалось. Истина, как водится, лежит где-то посередине. Вот мы и постараемся отыскать ее, отрешившись от крайних мнений и обратившись к историческим фактам.

«Великая Болгария» на русской крови

Начнем, пожалуй, с утверждения о том, что без русских воинов никакой такой Болгарии на карте мира не существовало бы вовсе. Правда? Святая истина! Находившуюся около полутысячи лет под османским игом, страну действительно освободили от него войска Российской империи, в 1877 году объявившей войну туркам, бывшим на тот момент, далеко не самыми слабыми противниками. Справедливости ради, следует отметить, что изначально Санкт-Петербург был против подобного решения вопроса и пытался действовать дипломатическими методами. Сербию и Черногорию, рвавшихся в бой с «османскими угнетателями», строго предупреждали:

Не лезьте! Получите по первое число!

Так оно, кстати, в итоге и получилось… Вне всяких сомнений, сербы вступили в войну с турками, уповая исключительно на вмешательство русских, которые «не дадут погибнуть братьям-славянам». И ведь, что характерно, не ошиблись, стервецы! Вынуждено послав к чертям все мирные конференции и подписанные на них ранее договора, император Александр ІІ отдал приказ форсировать Дунай. При этом, правда, предварительно обеспечив себе нейтралитет «просвещенной Европы», традиционно поддерживавшей турок во всех их антироссийских эскападах.

Впрочем, то, что в ситуацию рано или поздно влезут британцы, было ясно изначально. Война, как обычно, планировалась «маленькая, быстрая и победоносная». В итоге, вылилось все в почти год кровопролитных сражений, которые велись как на Балканах, так и на Кавказе. К местам славы русского оружия прибавились Шипка и Плевна, Ардаган и Карс. За победу в этой войне и свободу болгарских «братушек» (отнюдь, к слову сказать, не рвавшихся воевать с собственными угнетателями), русские заплатили 15 с половиной тысячами убитых в боях, 7 тысячами умерших от ран. При этом патриотический подъем в нашей стране царил просто небывалый: на помощь «братьям-славянам» рвались все – от писателей и прочих «представителей творческой интеллигенции» до тех, кто впоследствии составил цвет русской медицины, особенно военно-полевой (Боткин, Пирогов, Склифосовский). От них на переднем крае пользы было, конечно, побольше, чем от тружеников пера… Закончилась эта война для Болгарии самым распрекрасным образом – обретением независимости и огромным расширением территории. Вот только длилось все это счастье недолго.

По первоначальному, Сан-Стефанскому мирному договору, Болгария получалась чуть ли не балканской сверхдержавой с выходом к двум морям: Средиземному и Черному. Однако, появление такого государства, которое, однозначно, пребывало бы целиком и полностью в политической орбите России, Лондон, для которого любое усиление нашей страны (да еще и в Европе!) было равносильно взмаху серпа (сами понимаете — по чему), взбесило до крайнего предела. По правде говоря, недовольные таким размашистым переделом границ, нашлись и на самих Балканах – те же сербы с румынами, к примеру. В воздухе отчетливо запахло новой войной, к которой Петербург был решительно не готов. Англичане – это, все-таки, не турки.

Да и сражения с последними в очередной раз показали отставание русской армии в вопросах вооружения, экипировки и много чего еще. Те же винтовки у османов были куда получше… Памятуя о терзавшей монаршье самолюбие не такой уж и давней Крымской войне, Александр ІІ отступился. Россия вернула туркам много чего, в честном бою «взятого на штык», а уж болгарам и вовсе пришлось несладко. По новому договору, заключенному в Берлине, их новообретенные территории урезаны были втрое! София, вроде бы, получила независимость от Стамбула, но именно, что вроде. Государство было вассальным княжеством Османской империи. Ну, и много других, крайне неприятных, моментов, по сути дела, и положивших начало целой череде войн и конфликтов.

«Невозможная измена свершилась…»

Вынесенные в подзаголовок слова взяты мной из манифеста русского императора Николая ІІ, оглашенного 5 октября 1915 года. В этот день Российская империя объявила войну Болгарии, которая перед этим не только присоединилась к враждебному нашей стране «Тройственному союзу», но и напала на Сербию. В монаршем обращении к русскому народу много горьких слов о корысти, предательстве и братоубийстве, однако, давайте-ка попробуем рассмотреть вопрос с чисто прагматической точки зрения. Ну, так, как это всегда делали сами болгары. Начать тут надо с того, что на престоле Болгарии к тому моменту восседал никакой не «братушка», а Фердинанд І Кобург, имевший чисто австро-немецкое происхождение.

Уж его-то никакие идеи «славянского братства», «единоверчества» и тому подобные моменты не трогали совершенно. Впрочем, не в одном нем дело. Следует помнить, что до этого в Европе отгремели, один за другим, два вооруженных конфликта, имевшие название — Балканские войны. В сложнейшие вопросы о том, кто там кому что был должен и кто от кого чего хотел, здесь и сейчас мы вдаваться не будем. А то забредем в такие дебри, что и Сусанину не снилось… Остановимся на том, чего хотела Болгария. Территорий она хотела! И от Сербии, и от Румынии, и от Греции. Одним словом, всего – да побольше.

Россия честно пыталась наводить порядок в Балканском дурдоме. При этом, не вмешиваться туда военной силой. Получалось паршиво. Взаимные обиды и претензии множились, аппетиты росли. Кое-кто, в поисках союзников для их удовлетворения, чем дальше — тем больше, начинал смотреть на Запад, а не на Восток. О Софии, в данном случае, и речь. Если те же сербы подложили свинью российской империи, втравив ее в Первую мировую, то болгары попросту решили воспользоваться таковой для реализации собственных планов по расширению границ. Обещают немцы и австрияки Сербию и Македонию? Прекрасно! За них и будем воевать… Сербия «грозно» перла буром на Вену, возлагая при этом надежды на то, что в драку влезет Россия.

Она и влезла, на свою голову… А болгары, не мудрствуя лукаво, взяли да и ударили в спину и тем, и другим. Не сразу, правда, а целый год для блезиру поигравшись в «нейтралитет». Потом последовала мобилизация и вступление в войну аж 300 тысяч «братушек», увлеченно принявшихся резать сербов, а в самом скором времени, сошедшихся в бою и с русскими солдатами. Увы – разговоры о том, что наши народы не проливали кровь друг друга на бранном поле, истине не соответствуют нисколько. Еще как проливали!

В 1916 году, на румынском фронте, болгары и русские встретились лицом к лицу, и сражения были весьма ожесточенными с обеих сторон. Кое-кто в Петербурге, до сего момента, на полном серьезе ожидал, что оказавшись против русской армии, «братушки» побегут сдаваться в плен рядами и колоннами. Не тут-то было! Дети и внуки тех, кого менее четырех десятков лет «вызволяли из турецкой неволи», дрались с потомками своих освободителей, по воспоминаниям участников боев, «отчаянно».

Более того, имеются свидетельства о фактах зверств, учиненных болгарами против мирного населения, в которых они едва ли не превзошли тех самых пресловутых османских башибузуков, о спасении от которых в 1877 году умоляли Россию. Русская пресса тех лет дает весьма отчетливое представление о гневе, обиде и недоумении, которое царило в нашей стране по поводу подобного разворота. Иначе, как иудами и христопродавцами, «братушек» не называли, а солдаты на фронте, обозленные на них куда больше, чем на тех же австрияков или немцев, поговаривали о том, что за подобное невиданное коварство от Софии надобно бы «не оставить камня на камне»…

«Дранг нах…» по-болгарски

Со Второй мировой ситуация повторилась едва ли не один к одному. У Софии, в 1918 году оказавшейся в стане проигравших, и соответственно, оставшейся с носом, снова чесались руки на предмет завоеваний и территориальных приобретений. Собственно говоря, весь послевоенный период стал для абсолютного большинства европейских стран лишь временем для подготовки к новому конфликту, и Болгария тут исключением не была. Сперва ориентировались на Париж и Лондон, выцыганив там в 1937 году 10 миллионов долларов кредита на перевооружение армии. Но год спустя Берлин предложил на те же цели куда побольше – 30 миллионов рейхсмарок. Да еще и намекнул весьма прозрачно: «Насчет передела Европы, ребята – это сюда!» Так и началась нежная дружба Болгарии с Третьим рейхом, впоследствии переросшая в военное союзничество.

В стране со временем развернулась широчайшая прогерманская пропаганда, а затем возникли собственные нацистские движения и партии. Ага, и эти в арийцы решили податься, комики… Во всяком случае, преследование евреев велось там вполне серьезно. Впрочем, с другой стороны, с Советским Союзом София тоже окончательно ссориться не желала. Дипломатические отношения не были разорваны даже после 22 июня 1941 года, и в стране, где немецкий Абвер чувствовал себя, как дома, еще года с 1940, увлеченно принялись «резвиться», выясняя отношения, советская и гитлеровская разведки. Было весело…

Да, изначально «братушки», как обычно, лично ввязываться в драку не желали. С их территории гитлеровцы бомбили Грецию и Югославию, в начале 1941 года нацистские войска вошли на территорию страны, но не в качестве оккупационных, а, как считалось, используя Болгарию, как операционную базу. Впрочем, всем было прекрасно понятно – щелкни Гитлер пальцами — и от болгарской «независимости» и мокрого места не останется.

Попутно София входила во вкус, и вскоре ее войска уже двинулись на новые земли, милостиво пожалованные ей фюрером и дуче. Хапанули болгары в 1940-1941 годах с их помощью эдак неслабо – 42 с лишним тысячи квадратных километров территорий, с населением в почти 2 миллиона человек. Да, против Красной армии они и вправду не сражались, хотя Гитлер этого и требовал постоянно. Но каждая болгарская воинская часть, действовавшая на греческой или югославской территории, высвобождала для Вермахта полки и дивизии, которые он мог перебросить на Восточный фронт. Арифметика войны…

Ну, а о громадных военных поставках, исправно шедших из Болгарии в Третий рейх, равно, как и о германских солдатах, массово поправлявших здоровье на ее гостеприимной территории, и говорить не приходится. В 1943 году, особенно после Сталинграда, дело резко поплохело. Принялись бунтовать греки, на страну посыпались бомбы британцев и американцев, с которыми Болгария «воевала» еще с 1941 года. Главное же – в Софии начали понимать, что опять, черт побери, поставили не на ту лошадь. Попытавшийся исправить это упущение царь Борис, крайне неудачно скатался в Берлин. Помер ли он, практически сразу по приезду оттуда, от подсыпанной отравы, или же от общения с фюрером в ключе: «Борис, ты не прав!», так и осталось загадкой.

После этого особенно дергаться болгары перестали, терпеливо дожидаясь развязки. Она наступила в 1944 году. Разгромленные в Румынии фрицы, несмотря на слабенькие возмущенные попискивания «братушек» о «нейтралитете», поперли через территорию Болгарии «нах фатерлянд» со всех техникой и вооружением, чтобы, перегруппировавшись, снова убивать наших солдат. Советское правительство дважды официально потребовало прекратить этот беспредел, расценивая его, как прямое содействие и помощь Вермахту.

В Софии в это время творился форменный цирк – одно правительство сменяло другое, пытаясь усидеть на всех стульях одновременно. Вершиной идиотизма стало объявление очередным премьером, 5 сентября 1944 года, войны Германии… с отсрочкой на 72 часа, на протяжении которых, это решение держалось в строжайшей тайне. От Москвы – в том числе. Далеко не ангельское терпение товарища Сталина лопнуло, и 5 сентября СССР объявил Болгарии войну. Продлилась она, правда, аж 4 дня, после чего резко пришедшие в разум «братушки», в очередной раз переобулись, и, получив от РККА вооружения на 5 пехотных дивизий, отправились колошматить вчерашних союзников – немцев, венгров и румын. Дрались, надо отдать им должное, неплохо. Даже удостоились чести шагать по Красной площади на Параде Победы. Было, за что…

16-я республика. Несостоявшаяся…

В качестве награды за такое рвение, Сталин, в 1947 году, на парижской мирной конференции, скрутил кукиш грекам, которые, с подачи британцев, попытались содрать с болгар целый миллиард долларов за оккупацию. Понятное дело, что таких денег у Софии не нашлось бы, даже продай они всю страну по камешку… Между прочим, кое-кто сегодня пытается утверждать, что на Восточный фронт Гитлеру болгар не удалось затащить потому, как они «помнили об освобождении от турецкого ига» и испытывали жуткую благодарность. Ага, как же… В 1915 году сильно им это помешало? Особенно учитывая то, что тогда они как раз и воевали против освобождавшей их Российской империи, а не СССР, юридически к этому никакого отношения не имевшего.

Дело тут, уверен, в другом. В 1941 году в Софии прекрасно видели, что Советский Союз – не царская Россия. А Иосиф Сталин – совсем не Николай Романов. Этот, пожалуй, в случае чего, раздавит и не заметит. Ну, хоть на сей раз ума хватило… Вякая сегодня что-то там о «советской оккупации», болгары как-то стыдливо забывают о том, как сами рвались в СССР, пытаясь попасть туда, простите на слове, хоть тушкой, хоть чучелом. Кто ж вас, болезных, «оккупировал», если София дважды обращалась к Москве с прошением принять ее в «Союз нерушимый»?!

Первая попытка предпринята была при Хрущеве, в 1963 году. Вторая – уже при «дорогом Леониде Ильиче». Тогдашний лидер Болгарии, Тодор Живков, открытым текстом заявлял, что суверенной и независимой его страна может быть «только в составе Советского Союза»! Однако, оба генсека от такого «завидного» предложения отказались. И неспроста: во времена Хрущева на Болгарии еще «висели» приличные военные репарации в 70 миллионов долларов, решать вопросы с выплатой которых, пришлось бы Москве. Да и впоследствии там прекрасно понимали, чего хочет София – сесть СССР на шею в экономическом плане уже не опосредованно, через Совет экономической взаимопомощи, а напрямую и навсегда. Болгарские консервированные помидоры в наших магазинах и так не переводились, а тамошние курорты исправно принимали советских граждан. Именно тогда в народе родилось то самое:

Курица – не птица, Болгария не заграница!

Так к чему было огород городить – своих нахлебников хватало.

Как нам воспринимать сегодняшние отвратительные выпады болгарских властей? Да как обычно: с осознанием их неизбежности, с отвращением, с возмущением. Тут уж кому как больше нравится. Лучше всего, говоря по-простому, плюнуть да растереть. Выбрав себе в друзья Евросоюз и НАТО, встав на путь неблагодарной и злобной русофобии, Болгария попросту в очередной раз поставила не на ту лошадь. Просто там еще этого не осознали…

источник