20.06.2018      734      0
 

Политолог Шульман обратила внимание — учителей коснется пенсионная реформа, а полицию — нет


Политолог Екатерина Шульман считает, что правительство меняя в очередной раз пенсионную систему нарушает свои обязательства.

 

 

«Вопрос первый состоит в том, что, таким образом, меняя правила пенсионной системы, правительство, в общем, нарушает свои обязательства. Обойти этот момент трудно. Вот представьте себе: у вас лежат деньги на депозите, на них какие-то проценты накручиваетесь, вы обязуетесь не трогать их и даже не брать проценты определенное количество лет.

За это через сколько-то лет вы сможете пользоваться этими деньгами, хотя бы проценты с них брать, если не саму сумму. И вот вы приходите в банк, а банк вам говорит: «Вы знаете, я вот тут посмотрел демографическую ситуацию, посмотрел, как вы выглядите – вы хорошо выглядите, у вас такая работоспособность; вы настолько, по моим расчетам дольше проживете, чем я раньше полагал. Я вам деньги отдам не сейчас, а через 8 лет», — рассказала Шульман в эфире «Эха Москвы».

Что бы вы ни планировали сделать с этими деньгами, это ваши деньги. И тут вдруг вам в одностороннем порядке говорят, что вам их, прямым текстом скажем, не отдадут, а еще некоторое время их подержат.

И всё это на фоне уже несколько лет подряд происходящего замораживания накопительной части пенсии. То есть вот эта ассоциация с ликвидацией вкладов в банках в позднее советское время, она напрашивается.И второй момент – это сословные привилегии и имущественное неравенство, разумеется.

Как сейчас у нас выглядит пенсионная реформа в том виде, в каком правительство ее вносит. Всё помнят уже, до какой степени повышается пенсионный возраст для мужчин, какой для женщин. Но что интересно, повышается он не для всех.

Кто продолжает сохранять право на досрочную пенсию? Есть категория льготников, которая сохранятся и к которым каких-то моральных претензий быть не может.

Это работники опасных и вредных производств, это многодетные матери, это инвалиды, это чернобыльцы. С ними остается вся прежняя схема.

Что касается учителей и врачей. Татьяна Голикова говорит, что нет, с ними ничего не будет происходить. Но если верить, собственно говоря, законопроекту, то получается, их повышение пенсионного возраста тоже коснется, но в более плавном и постепенном виде, не так сразу.
Потому что, вообще, пенсионная реформа у нас начинается уже непосредственно с 2019 года. Ужесточения требований по специальному стажу для медицинских, педагогических и творческих работников не будет, тем не менее, — пишет нам правительство, — исходя из общего увеличения трудоспособного возраста и для данных граждан возраст выхода на пенсию повышается на 8 лет. Новый возраст выхода на пенсию будет исчисляться исходя из даты выработки специального стажа и приобретения права на досрочную пенсию.
Повысят все равно. То есть учителей и врачей это касается тоже, потому что у нас это тоже категория граждан, которые имеют право на досрочную пенсию, у которых стаж наработки на пенсию рассчитывается несколько иначе: учителя, врачи и творческие работники.
Кого не коснется эта вся история совсем – это военнослужащие и сотрудники силовых структур. Военнослужащие не получают пенсию через Пенсионный фонд, они получают пенсию от Министерства обороны. Тем не менее, надо вам сказать, что мы говорим сейчас с вами не о Пенсионном фонде, мы говорим о пенсионной системе в целом. Все граждане платят налоги, все граждане получают пенсию из средств бюджета. Из какого кармана эти средства вынимаются, это вопрос, в общем, второй.

Что такое работники силовых структур, кто это такие? И особенно интересно было бы узнать, сколько их у нас и во сколько они нам обходятся. Кто это такие? Это МВД – самые многочисленные из силовых структур, но, не самые дорого обходящиеся.

В среднем один полицейский нам обходится в 890 тысяч рублей в год. В то время как сотрудник органов безопасности – в 1700 рублей в год, то есть в два раза дороже почти. Это в среднем. Там тоже внутри неравенство очень большое.

Итак, у нас имеется МВД, у нас имеется Росгвардия, у нас имеется Министерство чрезвычайных ситуаций, у нас ФСИН, ФСБ плюс пограничная служба, Федеральная служба судебных приставов, у нас прокуратура, Следственный комитет и, скромно скажем, другие силовые ведомства, среди которых, например, ФСО – Федеральная служба охраны, тоже чрезвычайно большая и дорогостоящая структура. Этих люди не затронет никаким образом пенсионная реформа. Они как уходили досрочно, так и будут уходить.
Речь не идет о том, что если раскулачить всех силовиков, то можно не повышать пенсионный возраст. Судя по тому, сколько лет идет уже обсуждение и судя по тем расчетам, которые имеются в вызывающих доверие институциях, какая-то схема повышение пенсионного возраста должна была произойти еще давно. Это связано, действительно, с демографической ситуацией, прежде всего.
Тем не менее, вот вопросы: почему это касается не всех? Почему не предусмотрено никакой компенсационной меры, за то что вы или я не получим свои деньги в то время, когда нам обещали начать их выдавать, кроме этого туманного объявления, что будут индексировать не на 500 рублей в год, а на 1000 рублей в год. Ой, ну надо же!».
источник