02.03.2019      791      0
 

Бастрыкин предложил ударить по коррупции конфискатом


В пятницу на годовой коллегии Следственного комитета РФ его председатель Александр Бастрыкин снова предложил возродить институт конфискации как самый эффективный метод противодействия коррупции. А своим подчиненным предложил встречаться с трудовыми коллективами, объясняя, почему их руководители оказались под следствием.

Александр Бастрыкин рассказал, что благодаря реформе, которая проводится в СКР, удалось значительно сократить вспомогательные службы, а за счет освободившихся ставок увеличить количество следователей в центральном аппарате. Появились вакансии в главном управлении по расследованию особо важных дел, а в главном следственном управлении были созданы специализированные подразделения по расследованию бандитизма, оргпреступности и преступлений прошлых лет. Последнее направление, отметил господин Бастрыкин, является приоритетным для деятельности комитета, который при своем создании в 2007 году принял от прокуратуры более 200 тыс. нераскрытых дел, 70 тыс. из них уже расследовано.

В этом году, когда закончатся организационно-штатные мероприятия в других подразделениях СКР, численность следователей увеличится на 1,3 тыс. человек, или на 15%. Почти наполовину был обновлен состав руководителей территориальных и специализированных следственных управлений. «Преобразования будут продолжены до тех пор, пока мы не выйдем на оптимальное построение всей системы Следственного комитета»,— отметил господин Бастрыкин.

Он рассказал, что в период с 2011 года в суды было направлено более 785 тыс. уголовных дел, расследованных его подчиненными, из которых 70 тыс.— о коррупции. По последним делам привлечено к уголовной ответственности более 8,5 тыс. человек, обладающих особым правовым статусом. В ходе проверок и следствия государству и потерпевшим от преступлений возмещено более 272 млрд руб. При этом годовой бюджет самого комитета составляет 35–40 млрд руб.

Возмещение, отметил господин Бастрыкин, было бы еще результативнее, если вернуть институт конфискации. «Как возмещать ущерб, если нет конфискации?» — задал риторический вопрос господин Бастрыкин, отметив, что деньги уходят за границу, где их отмывают, вкладывая в легальный бизнес. В качестве примера он привел дело бывшего первого вице-премьера Московской области Алексея Кузнецова, которого после долгих разбирательств в этом году выдали из Франции. Сейчас экс-чиновнику инкриминируется хищение около 20 млрд руб., большую часть которых он вывел за границу.

Отметим, что некоторое подобие конфискации — взыскание в пользу государства незадекларированного имущества и коррупционных доходов чиновников — сейчас осуществляется прокуратурой, подающей соответствующие иски к фигурантам уголовных дел, находящихся в производстве комитета. Рекордный иск на сумму более 10,5 млрд руб. был заявлен к бывшему главе Серпуховского района Александру Шестуну, активы которого арестовали.

В 2018 году СКР передал в суды более 18 тыс. уголовных дел о преступлениях экономической направленности в отношении 20,7 тыс. обвиняемых. В ходе следствия возмещено более 70 млрд руб. в счет погашения ущерба от подобных преступлений, арестовано имущество на сумму более 38 млрд руб. При этом господин Бастрыкин подчеркнул, что в соответствии с задачами, поставленными руководством страны, комитет ориентирован не на применение репрессивных методов к предпринимателям, а на возмещение ими ущерба. Он отметил, что после возмещения было прекращено уголовное преследование 500 человек. А в отношении еще более 2 тыс. обвиняемых материалы направлены в суды для назначения им судебных штрафов вместо уголовного наказания (вдвое больше, чем в 2017 году). «Такой сбалансированный подход в отношении лиц, преступивших закон, но загладивших причиненный вред, будет применяться и дальше»,— пообещал глава СКР.

Господин Бастрыкин особо отметил, что руководителям следственных органов и следователям при решении вопросов об избрании мер пресечения предписано «комплексно оценивать обстоятельства и тяжесть совершенного деяния, учитывать данные о личностях подследственных, наличии законных оснований для ареста, рассматривать возможность применения более мягких мер пресечения». Под подписками о невыезде, сообщил он, оказались, например, обвиняемые в уклонении от налогов на общею сумму более 6 млрд руб. В 2018 году из 132 тыс. обвиняемых лишь 16% содержались под стражей во время следствия. «Но здесь нужен индивидуальный подход»,— сказал глава СКР. Очевидно, он был применен в последнем громком деле в отношении основателя компании Baring Vostok гражданина США Майкла Калви и его предполагаемых сообщников, которых, несмотря на поручительства весьма влиятельных политиков, бизнесменов и общественных деятелей, арестовали и оставили под стражей.

Среди приоритетных задач, которые предстоит решить следователям в 2019 году, господин Бастрыкин назвал отстаивание социальной справедливости. Причем отстаивать ее сотрудники СКР должны максимально быстро. А еще он предложил следователям и их руководителям чаще выходить из своих кабинетов к потерпевшим и возродить старую традицию встреч с трудовыми коллективами, где работают подследственные, чтобы в профилактических целях объяснять причины их привлечения к уголовной ответственности.

источник