Горная болезнь

0 260

Горная охота считается одной из самых сложных, поскольку требует высокой стрелковой и физической подготовки. Постигая разные виды охот на своем охотничьем пути, я мечтала дорасти и до нее. И это произошло гораздо раньше, чем я думала…

Горная болезнь

Фото автора.

С начала, поддавшись всеобщему мнению, я считала, что для горной охоты необходимо отдельное специальное оружие калибра не меньше .300 Win Mag.

А приобретение еще одной единицы нарезного оружия в мои планы на ближайшие несколько лет точно не входило: и без того было много работы по раскрытию потенциала уже имеющегося карабина Heym SR30 с тремя стволами в калибрах .243 Win, .30-06 и 9,3х62.

Самостоятельные попытки подобрать заводской патрон, который бы кучно полетел из каждого ствола, были дорогостоящими и не приносили желаемого результата.

К тому времени я уже занималась в клубе высокоточной стрельбы «Цель», поэтому и решила обратиться за помощью к профессионалам. После теоретического курса основ высокоточной стрельбы и релоадинга мы перешли к практике, начав занятия с .243 калибра.

Целью было собрать кучный патрон для охоты на сурка и лисицу. В процессе вдумчивой работы я перестала бояться релоадинга, осознала его преимущества перед покупными патронами, сама активно участвовала в сборке патронов и начала довольно быстро прогрессировать в стрельбе.

Кроме того, я поняла, что с помощью опытных стрелков можно собрать кучный рабочий патрон для горной охоты для уже имеющегося в моем арсенале ствола в калибре .30-06.

Приглашений на горную охоту я специально не искала, оно нашло меня само. В феврале 2021 года во время тренировок по стендовой стрельбе я встретила знакомого из одного охотничьего коллектива, разговорилась с ним о дальней стрельбе, горной охоте и так узнала о возможности поохотиться в Республике Алтай на сибирского горного козла — козерога.

Из фильмов и рассказов знакомых горных охотников я знала, что начинать лучше с невысоких доступных гор, а Алтай с этой точки зрения был идеальным местом.

С этого момента я готова была поехать в горы, мечтала, чтобы время быстрее пролетело, и одновременно боялась этой экспедиции. Не зная, что именно меня ждет, я, не колеблясь, шагнула в сторону неизвестности, следуя принципу «Всегда говори да».

 

Горная болезнь

Обнаружить козерогов в горах без бинокля очень сложно. Фото автора.

Месяцы пролетели быстро, наполненные другими запоминающимися охотами, но о главной поездке года я ни на миг не забывала. Дальний выстрел и работа с баллистическим калькулятором были отработаны в процессе подготовки и во время охоты на сурка, хотя и из другого калибра.

Не один вечер после работы я провела за кропотливой сборкой пробных сетов патронов совместно с инструктором Максимом, пока не был собран подходящий по кучности боеприпас. Настрел из моего карабина нарабатывался в процессе отстрела собранных пробных партий патронов.

Несмотря на сильную отдачу, я принципиально не соглашалась на установку каких-либо дульных приспособлений. Мне нравится классический охотничий вид моего карабина, и хотелось раскрыть его большой потенциал без дополнительных вмешательств. Считаю, что это у нас получилось.

Удалось собрать патрон, который при стрельбе на разные дистанции давал кучность 0,4–0,5 МОА. На тренировке перед поездкой на Алтай я стреляла по гонгам до 916 м.

Уверенность в своем стрелковом комплексе, укрепившаяся после этой тренировки, помноженная на уверенность принимающей стороны с фотографиями прекрасных трофеев сибирского
козерога, вселяла надежду на успешный исход будущей охоты.

Отсутствовала только должная физическая подготовка (ежедневные подъемы по лестнице на 9-й этаж не в счет), но я верила, что близость заветного трофея придаст мне сил и выносливости…

И вот долгожданный день настал. Собранный баул с новыми, раньше ненужными элементами экипировки, оружие и патроны — все готово. Ночной перелет до Горно-Алтайска, разница во времени четыре часа, утренняя встреча с местным проводником, солнечная погода.

Впереди нас ждала долгая 10-часовая дорога на буханке до Кош-Агача. Потрясающие виды Катуни и горные пейзажи не только поражали своей дикой красотой, но и сулили новые приключения.

Я переживала только, что время на охоту было ограничено, мне хотелось как можно быстрее ехать в горы, но усталость и голос разума победили, и мы не стали форсировать события, а остановились на ночевку в гостинице Кош-Агача.

Утром с новыми силами мы выдвинулись в горы, предварительно заполнив все документы на коллективную охоту, в том числе и лицензию на добычу сибирского горного козла. Также в наших планах стояла охота на волков том случае, если они нам повстречаются в горах.

Плановая пристрелка и проверка оружия в предгорье на удивление прошли без сюрпризов: СТП на 100 м не ушла, баллистический калькулятор четко работал с учетом введенных изменившихся атмосферных условий, и мы простреляли несколько дистанций до 650 метров…

 

Горная болезнь

Красота Алтайских гор поразила меня в самое сердце. Фото автора.

Итак, мы поднялись в горы, чтобы исследовать ущелья на наличие в них козерогов. И сразу приуныли.

Горы встретили нас снегом, холодом, пасмурной серостью и сильным ветром. В такую погоду козероги неактивны, лежат в укромных местах, прячась от непогоды. Увы, утренние и послеобеденные поиски нам ничего не дали.

В последующие дни прогноз погоды обещал улучшение, поэтому мы приняли решение закончить поиски козерогов и искать место для ночлега.

Ночевка в горах на стоянке радушного чабана доставила нам немало радости, печка, отапливаемая кизяком, и супчик из мяса марала моментально согрели и подняли боевой дух, а вскоре после ужина, на склоне недалеко от стоянки, мы заметили небольшую группу козерогов. Это были самки и молодняк.

До наступления темноты я периодически выходила из теплого пристанища, чтобы полюбоваться на них. Надо сказать, что увидеть козерогов на склоне — задача непростая, особенно если звери лежат без движения и сливаются с горным пейзажем. Без опыта и понимания, куда и как смотреть в бинокль, тут не обойтись. В этом плане мне очень повезло с проводником.

С наступлением темноты мы продолжили наблюдать за склонами, но уже в поисках волков. Эти серые хищники часто подходят к стоянкам чабанов и нападают на скот, но в тот вечер мы их не увидели. А вот неожиданный приход полиции Кош-Агача в поисках каких-то бандитов очень удивил. Но, проверив все наши документы, полицейские поехали дальше: у них была своя охота.

Утром после осмотра склонов мы не обнаружили трофейных козерогов, и наш проводник принял решение сниматься со стоянки и перебираться в другое ущелье. Следующие несколько дней прошли в напряженных поисках, я уже сбилась со счета и путалась в непривычных алтайских названиях.

Мы видели сотни козерогов, но это были многочисленные группы самок и молодняка или молодых самцов. Трофейные взрослые самцы бродили где-то отдельно, умело скрываясь от наших биноклей.

До начала охоты я не знала об этих сезонных особенностях поведения горных козлов. Мы приехали рано, пройдет еще пара недель, и козероги соберутся в смешанные группы перед гоном, и в каждой из них будет трофейный экземпляр.

С наступлением же холодов они спустятся ниже, чтобы уйти от ледников, и тогда обнаружение трофея и охота станут легче. Но надо ли мне, чтобы охота была легче? Оценила бы я по достоинству свою первую горную охоту и добытый на ней трофей, если бы все произошло за один первый день?

Время шло, а мы так и не находили своего заветного козерога. Все дни дул сильный, порывистый ветер, до 10 м/с. Меня терзали сомнения о возможности стрельбы в такой ветер на дальние дистанции: все-таки калибр .30-06 и подобранная относительно легкая пуля (168 грейн) сильно ветрозависимы, и ошибиться с поправкой в таких условиях очень легко.

Ведь ветер разный на всей дистанции стрельбы, и это единственный неизмеримый фактор в высокоточной стрельбе. Померить ветер метеостанцией можно только около стрелка, где он оказывает наименьшее воздействие на траекторию. Для стрельбы в такой ветер нужны большой опыт, умение читать мираж и чутье, а у меня их еще не было.

 

Горная болезнь

К этому моменту я очень долго шла. Фото автора.

В четверг, предпоследний охотничий день, мы исследовали новое ущелье. Ветер стих, и это радовало. Однако впервые за все дни охоты мы не увидели ни одной группы козерогов. Остановились на обед. Надежды с каждым часом улетучивались; меня уже ничего не радовало, и я ушла ото всех, села на берегу горной речушки.

Смотря на неумолимые и беспощадные горы, я пыталась изо всех сил сдержать слезы отчаяния и беспорядочные мысли в голове, и вдруг поняла, как сильно я неправа. Вместо того чтобы наслаждаться, я загоняю себя в растущую лавину негатива, не замечаю красоты вокруг, мне все кажется серым и мрачным.

Как наивно и самоуверенно было думать, что трофей дастся мне легко! Значит, время мое еще не пришло, значит, я еще не готова. Мало научиться стрелять на дальние дистанции, нужно приложить больше усилий, терпения и выдержки… Терпения мне не занимать, а вот извлечь уроки из этой поездки и продолжить подготовку к будущим охотам надо непременно.

Созерцая и слушая бег реки, я начала постепенно успокаиваться и собралась вернуться к команде, и вдруг вспомнила, что по традиции нужно обязательно умыться горной водой. Сделав три глотка и умывшись, я подняла голову, огляделась вокруг уже с благодарностью за то, что у меня есть возможность здесь находиться и видеть красоту и величие Алтайских гор…

После небольшого обеденного перекуса мы двинулись дальше по ущелью. В следующие несколько остановок для биноклевания мне впервые за все время удалось самостоятельно первой обнаружить на склонах некоторые группы козерогов.

До этого увидеть их мне никак не удавалось, даже после неоднократного наведения и указания ориентиров от проводника. Тогда я не придала этому никакого значения, но сейчас думаю, что это было не случайно. Как будто с каплями горной воды я прозрела и начала видеть то, чего раньше не видела.

Наконец мы обнаружили группу трофейных самцов. Рассмотреть их трофейные качества мы смогли только через мой прицел March c 40-кратным увеличением. Я боялась, что проводники решат не тревожить их сейчас и оставят подъем на утро, однако они предложили попробовать. Беспрецедентно поздно, в 16:30, мы начали подниматься. И на этот раз нам крупно повезло.

Во многом. Мы видели следы снежного барса. Козы и молодняк, встретившиеся нам на полпути, не выдали нас, хотя мы и столкнулись с ними в 80 метрах друг от друга. А трофейные козероги к вечеру начали потихоньку спускаться нам навстречу.

Мы подошли к ним на 230 метров — на дистанцию, о которой я даже не мечтала. Мистический первый промах (не менее мистический, чем наша удача), и козероги отпрыгнули чуть влево, на камень, и напряженно застыли. А я услышала крики проводников: «Стреляй, та же дистанция!»

 

Горная болезнь

Фото автора.

Растерянно перезарядившись, я поймала лопатку козерога в прицел и сделала второй выстрел. Козероги убежали.

— Надо пойти посмотреть», — робко предложила я, не веря, что могла промахнуться на такой дистанции, ведь все делала осознанно.

Я сидела в недоумении на склоне, пересматривала видеозапись выстрелов и видела попадание по месту, когда проводник сверху крикнул: «Лежит!» Козерог прошел 100 метров вверх и лег. Значит, у меня все получилось?!

Я плакала от счастья, сидя рядом с первым добытым мною козерогом и благодарила духов Алтая, которые послали мне такой прекрасный трофей.

Солнце быстро село, и мы спускались уже в полной темноте. Вечером на стоянке пожарили вкусную печень козерога и стейки из вырезки. За рюмочкой на кровях вновь и вновь пережили детали прошедшей охоты.

Спустя несколько дней я уже была дома. Мы с мужем заботливо расфасовали и уложили в морозилку ту часть мяса, которую мне удалось привезти с собой. Приготовив ужин из тушеного мяса козерога с овощами, мы в который раз восхитились вкусовыми качествами дикого мяса.

На этом красивая история моей трудовой охоты должна была бы закончиться, но, увы, она получила очень неприятное продолжение…

HATERS GONNA HATE

Как всегда, после охоты я поделилась фотографиями на страницах социальных сетей, где веду охотничий блог. Было неожиданно много поздравлений с удачной охотой и заслуженным трофеем.

Однако через четыре дня после публикации начался настоящий ужас. Не придав этому значения, так как атаки непонимающих людей были и раньше, я отключила уведомления и продолжила заниматься своими делами.

Но через сутки пошли звонки из полиции Горно-Алтайска, звонки СМИ, друзья присылали «грязные» статьи и видеовыпуски местных алтайских и центральных СМИ, где все было перевернуто с ног на голову, а подача информации носила негативный характер.

Поток многотысячных комментариев и сообщений агрессивно настроенных «зоозащитников» не прекращался; масштаб развернутой травли был ужасающим.

В этот странный период мне помогли звонки и сообщения охотников из разных уголков страны. Это дорогого стоит! Они помогли мне не закрыться и не опустить руки. Спасибо вам, друзья и коллеги по страсти, за поддержку и понимание!

P.S. ?Редакция благодарна автору за мужество стойко перенести организованную травлю и за смелость заявить этой статьей прямо в глаза всем хейтерам: «Да, я — охотник!»

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.